?

Log in

No account? Create an account

На  Юго-восточной окраине  Бугульминско-Белебеевской возвышенности, где берут начало  легендарные реки  Дим (Дема),  Ашкадар  и Салмыш  раскинулись деревни и села  Федоровского  района- разные по величине и по исторической судьбе. Деревни носят разные названия: Батырово, Четырман, Акбулат, Теняева, Балыклы, Покровка, Федоровка и другие. Это свидетельствует о том, что район многонационален. Живут здесь башкиры, татары, русские, мордва, чуваши и другие. Познакомимся с ними.  Начнем  с села  Федоровки. Как  установили краеведы района  Федоровка  как деревня возник, в второй половине 18 века, основали ее мордва, переселенцы из Пензенской губернии. 

    Из документов  тех лет видно, что на территории нынешнего села  числится  Федоровка-1 и  Федоровка-2 Краевед района. Р.Г.Горшечникова  считает, что Федоровка-1 образовалась группой переселенцев, потомки которых имели фамилии Алексей и Дмитрий  Ивановичи Федоровы. В те годы был обычай у всех народов давать поселению название или по фамилии предводителя или по имени.  

Read more...Collapse )

ИМАМ ЗАГИДУЛЛА КАШАЕВ

Хочу рассказать о моем родственнике имам хатыбе  5 -й соборной мечети города Оренбурга Кашаева Загидулле Хайбуловиче. По свидетельству, выданному указным муллой деревень Алеевой и Акбулатовой  Билкаем Бикбаевым 20 июля 1847 года Загидулла Кашаев родился в деревне Акбулатово Стерлитамакского уезда Оренбургской губернии 15 ноября 1844 года. Он происходит из потомственных дворян Оренбургской губернии. Род  его был древним, известным в истории  еще в 16 веке. Из родословной мурз Кашаевых следует, что предком Загидуллы Кашаева является Ижбулат мурза Кашаев. У него было два сына Аит и Аюп. Его дедом является Аюп мурза, который был женат на дочери князя Юсупа Дашкина -Сахибземал. У них было два сына Давыд и Хайбулла. Отец Заидуллы Кашаева  Хайбулла 1812 года рождения был женат на Мухбиземал Гиматдиновой.  У них было два сына Загидулла и Сафиулла.  Хайбулла мурза  дал   своему сыну Загидулле хорошее духовное образование. Учился он в одном из популярных на всю Россию   медресе  в деревне Кшкар Казанского уезда. Это медресе считалось одним из старейших учебных заведений со своими устоявшимся педагогическими традициями.  Оно готовило ученых и мусульманских духовников, вложивших много сил во имя нации. Кроме мусульманского богословия и законоведения здесь преподавались логика, ораторское искусство, арабский и персидский языки. Сюда приезжали учиться из Оренбурга, Семипалатинск, Касимова и даже самой Казани. Среди кшкарских шакирдов было много сыновей богатых купцов и самых выдающихся мударисов. Здесь учились такие известные личности Г.Баязитов, К.Мутыги, Т.Яхин, М.Тухватуллин. Окончил это медресе и отец основателя татарской литературы Габдуллы Тукая, Мухаметгариф Тукаев. Возможно, Загидулла Кашаев и они учились вместе и нельзя исключать их встречи.
После окончания обучения  богослов и правовед начал трудовую деятельность в городе Оренбурга. 26 января 1887 года  Загидулла Кашаев был избран на должность первого муллы 5-й соборной мечети. Спустя три месяца указом Оренбургского губернского правления утвержден к ней в званиях имам-хатыба и мудариса. В конце  Х1Х века приход этой мечети был крупнейшим в городе Оренбурге и 1890 г. насчитывал 1890 человек. При мечети действовали мектебе и медресе «Загидия.  Являлся заведующим медресе. Оно было открыто в 1887 г. и получил название по имени своего заведующего имама-хатыба Загидуллы Кашаева. Медресе считался одним из ведущих центров подготовки кадров мусульманских священнослужителей. В его стенах учились дети не только местных татар и башкир, но и из казахских и киргизских степей. Можно сказать, оно было чисто духовным учебным заведением и  готовило профессиональных служители мечети. Загидулла Хазрат сам был образованным человеком и не жалел сил, чтобы учить людей. Как рассказывали его родственники, проживающие в деревне Акбулат, он часто напоминал своим ученикам хадисы Пророка - «Приобретение знаний – долг каждого мусульманина». «О Господи мой, не дай солнцу сесть в этот день, в который я не увеличу своего знания». В медресе большое внимание уделялось  и проповеди трудового воспитания. Учителя постоянно напоминали своим ученикам о том, что ислам религия, прославляющая труд, любая работа, продиктованная благими намерениями, считается освященной религией, поэтому истинный мусульманин – труженик и ради счастья на земле и в потустороннем мире должен трудиться.  В 1913 г. в начальной школе обучались 150 детей. Преподавателями были Абдулхаким Утеганов, Абдурахман Насыров, Хайрулла Кашвев. В медресе училось около 50 человек в возрасте от 15 до 22 лет. Курс обучения продолжался от от 6 до 7 лет.
Загидулла Кашаев был одним из активных членов мусульманского движения  города Оренбурга. Как рассказывал Хамид Улла бабай Кашаев,  он обладал глубокими   религиозными знаниями, был очень уважаемым в своей татарской среде, заботился о том, чтобы сохранить свою религию. Состоял почетным членом Мусульманского общества города. Участвовал в работе 2-го съезда мусульман России (Петербург, 13-23. 01 1906 г.). В январе 1906 года группа мусульман встретились с председателем правительства России, графом С.Ю. Витте и среди них был и имам из города Оренбурга  Загидулла Кашаев.  В декабре 1913 года принимал участие в совещании по вопросам реформы мусульманских учебных заведений, которое проходило при ОМДС в городе Уфе.  С сентября 1912 г. по март 1913 г. он совершил хадж, во время которого посетил Стамбул, Каир и Мекку. Своим многолетним служением на посту главы прихода Загидулла Кашаев снискал себе не только уважение прихожан, но и признание заслуг со стороны государства. 6 декабря 1913 года за отличое выполнение обязанностей император Николай 2 своим указом пожаловал ему серебряную медаль с надписью «За усердие на Станиславской ленте», а указом Оренбургского губернского правления от 6 апреля 1910 года был удостоен почетного звания ахуна. Отрадно отметить и то, что он дал прекрасное богословское образование своему сыну Абдулле.
После смерти Загидуллы Кашаева в 1923 г. имам хатыбом  мечети был назначен его сын Абдулла Кашаев, который возглавлял ее  до  закрытия в 1931 г. До этого он занимал должность второй муллы этой мечети. Работал также халфой, помощником своего отца в медресе «Загидия». Состоял действительным членом Мусульманского общества города Оренбурга, входил в состав комиссии по заведованию первой мусульманской библиотеки города. Я бережно храню книгу из этой библиотеки с печатями Абдуллы Кашаева, которую мне подарила его родственница Хадича Кашаева.  Он был довольно просвещенным человеком своей  эпохи. В 1915 г.  издал книгу под названием  «Зубдаттуль калям» (Основы богословия).  Первые годы советской власти приход этой соборной мечети оставался крупнейшим в городе. По сведениям 1923 г. ее активно посещали 420 мужчин. Мечеть была закрыта в 1931 г. Судьба ее имама оказалось трагичной. Тройкой УНКВД по Оренбургской области Абдулла Кашвев 15 февраля 1938 года был приговорен высшей мере наказания. В здании располагались общежитие, детский дом, приемник - распределитель для несовершеннолетних  Оно было возвращено верующим только в 1991 г. Мечеть была восстановлена на средства предпринимателя Рахима Сулейманова и получила название «Сулей мания». Уважаемый Рахим Кимадеевич выражаю Вам искреннюю благодарность и глубокую признательность за помощь в восстановлении мечети. Пусть Ваша доброта и щедрость вернутся к Вам с троицей. Желаю Вам всяческих благ, здравья, процветания и побольше тепла на жизненном пути. Уверен, что Ваш пример показателен и для других благотворителей. Из истории мы знаем, что благотворительность всегда была присуща татарскому народу, Вы подтвердили это. Мне хочется выразить глубокую благодарность и  Д.Н.Денисову за его труды «Исторические  мечети Оренбурга. Мечети в духовной культуре татарского народа (18в.-1917г.)
                                                    ШАКУР КАШАЕВ

               ; 
Я долгое время жил и работал в Таджикистане. По роду своей служебной деятельности много раз бывал в селах и городах республики, встречался со многими людьми. Когда они узнавали, что я - татарин, некоторые старики с большим уважением рассказывали о татарских просветителях в Средней Азии. Тогда я на их рассказы не обращал особого внимания. Присматривая недавно воспоминания своей тещи Сарвар Атногуловны Абдулиной,  я обратил внимание, где она рассказывает о татарских женщинах просветителях в Туркестане.  И мне стало интересно узнать о них как можно больше. Хотел бы сказать несколько слов о Сарваре Атнагуловне. Родилась она в селе Татарский Высылок Самарской губернии. В 1928 году окончила Татаро – башкирский педагогический техникум в городе Самаре. В 1929 году их с мужем Абдулиным Загидом Мухабуловичем направляют на работу в Туркмению. В  городе Ташаузе работала преподавателем педагогического техникума, затем училась в Ленинградском педагогическом институте им. Крупской. Позднее работает в партийных органах Таджикистана.
Ценными источниками при написании этой статьи послужили материалы, опубликованные в интернете. Оказывается, татары еще в 19 веке вели большую просветительскую работу в Туркестане. Сабирджан Бадретдин в своей статье пишет: «Татарские муллы, учителя и торговцы сделали большой вклад в образовании и просвещении своих этнических братьев в Средней Азии». Read more...Collapse )Особую роль сыграли татары в повышении грамотности населения в 19 – начале 20 века в Казахстане. В статье «Казахи и Татары» отмечается: «При отсутствии разветвленной сети государственного образования в Казахстане именно татары стали главными распространителями грамоты среди казахского населения. С большим интересом прочитал статью Шералия Турдыева – «Среднеазиатские татары: роль и значение в культурной и политической жизни Туркестана в первой четверти ХХ века». В его статье дается высокая оценка деятельности татарских женщин – просветительниц». Хочу выразить ему благодарность за эту статью. В публикациях и многих других авторов рассказываются о татарских женщинах, их роли и  значений в культурно – просветительской жизни народов Туркестана. 
Большой вклад в исследовании этой темы внесли Ф.Ахмедшина, О.Шнырева, Игорь Школьников. Их труд посвящен изучению опыта решения женского вопроса в Советское время в Узбекистане. Они на основе фактического материала обобщили исторический опыт раскрепощения женщин  в Узбекистане. И их роль в строительстве социализма. Важное место в исследовании этой темы принадлежит исследователю  Наманганского госуниверситета  Д. Насретдиновой. Она высоко оценивает деятельность татарских женщин в учебных заведениях Туркестана. Богатый фактический материал о татарских женщинах содержится и в  статье кандидата исторических наук Биктимировой «Татарская женщина в зеркале история». Сегодня имеется большое количество публикации, освещающих роль татарских женщин в просвещении женщин в Туркестане.  Большая заслуга этих и других авторов заключается в там, что они собрали и передали последующему поколению много ценных сведений о татарских женщинах – просветительниц.
К концу 19 и началу 20 века многие татарские просветители, деятели культуры, полиграфии, литературы и театра, впитав в себе передовые достижения восточно – мусульманской и европейской культур, начинают выступать, по словам В.В.Бартольд роли просветителей своих туркестанских единоверцев. Именно с помощью татарских просветителей культурное сословие  Туркестана становится частью европейского образованного общества. Вовлечение своих единоверцев в орбиту европейской жизни открыло им дорогу к культуре и просвещению. Вместе с тем татарские просветители не подвергали сомнению роль ислама для истории, культуры и просвещения. Они постоянно напоминали своим ученикам, о том, что ислам поощрительно относится к науке, образованию, высоко ценит ученых людей и занятия наукой.  Сарвар Атнагуловна в своих воспоминаниях пишет:- «Мы проводили большую работу по сохранению местных языков и культур и традиций. Мы часто напоминали своим ученикам, что язык и культура народа является важнейшим инструментом сохранение народа как этноса. Вы должны хорошо знать и почитать свой родной язык, историю и культуру своего народа».
В конце 19 века, под влиянием новометодных школ Крыма и Татарстана, организованных татарскими просветителями в Туркестане появляются новометодные школы. Так назвали эти школы потому, что в них в преподавание основ религии сочеталось с преподаванием светских наук. Первая в Туркестане новометодная школа была открыта в Фергане в 1890 году татарскими учителями. В Пишкекском новометодном мектебе в 1912 – 1914 годах по программе, единой с мужскими школами учились 50 татарок и 20 киргизок.  Известно, что мать Чингиза Айтматова Нагима Хамзеевна и его тети получили образование в мусульманской и русско – туземной школах. Они хорошо знали Габдуллы Тукая, Александра Пушкина. Учителями у них были татарки, окончившие женские медресе в Казани, Уфе. В общей сложности, в начале ХХ века в различных частях Средней Азии было открыто свыше 100 новометодных школ. Из всех районов Туркестана, по степени концентрации новометодных школ выделялся Ташкент. В 1910 году здесь насчитывалось 24 джадидские школы, в которых обучалось 1730 детей. В городе Верном в 1883 г. был открыт женский мектеб, который в 1904 г. был преобразован в новометодной с шестигодичным курсом обучения. Заведующей учебной частью была назначена Гарифа Давлекамова татарка, обучавшаяся в Казанском приходском медресе. Две другие учительницы Маръям Якупова и Мухтарама Сагадиева татарки, обучавшиеся в Уфимских приходских медресе. Состоявшееся 17 марта 1917 года собрание мусульманок в г. Оренбурге сочло необходимым направить образованных девушек для распространения просвещения, развернуть просветительскую работу среди женщин Туркестана и Казахстана. Немалую лепту в просвещении женщин Туркестана внесли татарки Зейнаб Ахмерова, Камиля Максудова, Рабига Габитова, Маръям Мухутдинова, Зулейха Рахманкулова, Магира Юнусова, Фатима Давлеткильдеева, Маръям Губайдуллина, Сара Гафарова, Зухра Гафарова.
Широкие возможности для просвещения женщин востока открылись после Октябрьской революции. С первых дней началась большая работа по созданию новой системы просвещения, подготовке новых учительских кадров, ликвидации безграмотности. Были открыты специальные женские школы. Первая женская школа была организована в декабре 1917 года для девочек узбечек. На многочисленных краткосрочных курсах готовились учительские кадры. Открывались педагогические училища, техникумы и институты, куда в первую очередь привлекли женщин местных национальностей. Организаторами этой работы выступили женщины – татарки Маръям Бахтиярова, Муршида Исмагилова, Загида Бурнашева, Анвара, Сарвар, Зейнаб Яушевы, Салима Ахтямова. Шарифа Халиуллина, Гыйззи Нурмухаметова, Гаухар Галиева, Саодат Еникеева, Амина Алим – Бек. Благодаря их усилиям для подготовки местных кадров были открыты одногодичные и кратковременные курсы при женотделах. Татарские женщины сыграли важную роль в просвещении женщин Туркестана, подготавливая их умы для принятия нового образа мышления в связи наступлением эпохи нового времени.

Среди них  были, яркие самобытные женщины, отдавшие на просвещение женщин Туркестана свою энергию. Они представляли собой наиболее образованную и социально активную часть среди женщин мусульманок России. Некоторые из них были выходцами из татарских дворянских родов и знатных состоятельных родов, которые в силу своей образованности, знания русского языка высокого социального статуса пользовались особым уважением среди местного населения. В 90-е годы 19 – начале 20 века в Туркестане появляются выпускники центральных вузов России, чья деятельность имела большое значение для развития и просвещения и культуры женщин Туркестана. К 1917 г. различные высшие женские курсы закончили не менее 40 мусульманок, преимущественно татарского происхождения. Зейнаб Абдурахманова, Амина Батыршина, Маръям Рязапова, Разия Сулейманова, Саодат Еникеева. У них были характерно высокие духовные ориентиры и культурные запросы, нормы поведения. Это была среда, где существовала ориентация на просвещенность, образование и культуру.
Добрую память  о себе оставила Саодат Еникеева. Она еще до революции окончила женский институт просвещения в Петербурге, занималась культурно – просветительской работы среди туркестанских женщин. Как отмечает в своей статье Д, Насретдинова: «Еникеева любила свое дело, отличалась профессионализмом, а также имела способности руководителя. Благодаря своей преданности и любви к профессии она достигла больших успехов. Еникеева стала первой женщиной в Туркестане, которая сумела сплотить вокруг себя группу женщин, составляющей свет общества того времени».  В начале ХХ века она работала в женском институте народного просвещения и директором женской школы интерната имени Зебунисо в Ташкенте. В последствии это заведение стало одним первых центров по подготовке местных узбекских женских кадров в области просвещения, культуры и литературы, печати, театра. Из него вышли широко известные в Узбекистане Назира Алиева, Шахида Махсумова, Хасият Тиллаханова Робия Насирова, Сара Ишантураева и многие другие. 11 июня 1917 года в Ташкенте состоялось собрание мусульман, в котором участвовали курсистки, студенты, рабочие и крестьяне. Речь представительниц мусульманских женщин Саодат Еникеевой на этом форуме была встречана громкими, переходящими в овации аплодисментами. Она была супругой царского генерала Сахиб – Гирея Мухамедгараевича Еникеева. Несколько слов о ее муже. С.Еникеев родился в 1856 г. в Башкортостане в деревне Каргалы в семье потомственных дворян. Окончив Оренбургское пехотное училище, вышел в отставку в чине генерала – майора. Когда началась первая мировая война, его опять призвали на военную службу. В начале 1917 года, когда в Ташкенте начался «бабий бунт», С.Еникееву было приказано подавить его силами своего полка. На что он ответил: - "Я думаю, что не ошибусь, если скажу от имени своих солдат и от себя лично, своих жен и детей мы стрелять не будем». Солдаты одобрили его решение. За невыполнение приказа, а течение 24 часа С.Еникеев со своим полком был выслан в Термез. В их доме собирались татары – любители искусства, проживащие в Туркестане, устраивали творческие вечера. Они имели троих детей – дочь Маръям, сыновей Минегаря и Адхама. Дочь Маръям работала преподавателем в Женском  институте народного просвещения в Средне –Азиатском государственном университете.
Наверно, самой известной татаркой, сыгравшей важную роль в просвещении женщин Туркестана  была  Загида Бурнашева. Она родилась в 1895 г. селе Азеева Сасовского уезда Рязанской губернии. В начале ХХ века Азеева была одна из крупнейших татарских поселений на Рязанщине. В селе действовало семь мечетей. При медресе Ак –мечети действовало женское отделение, которое готовило учительниц для татарских школ. В 1917-1933 годы Загида Хусаиновна работала в Узбекистане. Вела большую работу в сфере просвещения в Туркестанском крае. С августа 1918 г. по май  1919 г. работала зам. Заведующего уездным отделом народного просвещения ( г.Катта-Курган), являлась сотрудникам, позже редактором газеты «Михнатташлар тавышы» («Голос тружеников»), (г. Самарканд) В 1920-1921 гг. заведующим женским отделом Туркестанского бюро ЦК РКП (б), одновременно была директором Узбекского женского  института. В 1921-1923 гг. инструктор женского отдела  ЦК РКП (б)  в городе Москве. Затем вновь в Узбекистане: -заведующим отделом Средне – Азиатского коммунистического университета. В 1933 – 1955 гг. вела ответственную партийную работу в Киргизии. Как отмечают  исследователи Загида Хусаиновна к своим делам относилась трепетно и считала, что именно и воспитание, и обучение женщин, предоставление им широких возможностей для повышения  уровня образования культуры одно из необходимых условий, преодоления отсталости и обеспечения прогресса нации. Она сыграла значительную роль в разработке форм и методов работы среди женщин востока.
Однако в тех условиях обеспечить равноправие женщин в Туркестане было очень сложно. Мусульманское общество, живущее по законам шариата и адата, традиционно воспринимала женщину как хранительницу домашнего очага и еще долго сопротивлялось раскрепощению женщин по советской модели. Общество очень трудно привыкало к изменению положения статуса женщин. Многие мужчины не разрешали женам дочерям открывать лицо, участвовать в работе клубов, школ, конференции съездов. Были и такие случаи, когда, девочек получивших  среднее образование родители не отпускали на учебу в высшие  учебные заведения. В своей деятельности работники  женских отделов сталкивались активной оппозицией. Были зафиксированы случаи физической расправой в Туркмении, в Узбекистане. Например, журнал «Мысль» в статье 1972 года приводит цифру 203 убийства за 1928 год. Да, нелегко  было работать в эти годы. Но плоды их работы дали свои результаты.
Немалую лепту в просвещении женщин Туркестана внесли татарки Зайнаб Ахмерова, Камиля Максудова, Рабига Габитова, Маръям Мухутдинова, Зулейха Рахманкулова, Магира Юнусова, Фатима Давлеткильдиева, Маръям Губайдуллина, Сара Гафарова, Зухра Гафурова и другие.
В 30 годы ХХ века происходит количественные и качественные изменение среди женщин Туркестана. В газете «Правда» от 5 марта 1940 года сообщалось, что «нельзя не отметить, как явление чрезвычайно отрадное, увеличение количества женщин в составе местных советов в Азербайджане, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане, Казахстане и Киргизии, в союзных республиках Востока, где женщина была еще недавно полтора – два десятилетия тому назад вдвойне рабыней – человеком бесправным не только в обществе, но и в семье». Как отмечает  М. Акилова-« если до революция женщина таджичка не могла даже мечтать об образовании, то теперь она  сама несет знания и культуру в массы». За годы Советской власти они добились значительных достижений во многих сферах общественной жизни. Отрадно отметить, что женщина Туркестана приобрели известное признание в науке, медицине, литературе, искусстве. Многие из них занимали ответственные руководящие посты на партийной, советской, профсоюзной, комсомольской и хозяйственной работе. Например, в 1940 году председателями и заместителями председателей  колхозов  в Таджикистане работало 214 женщин, 86 женщина являлась депутатами Верховного  Совета Таджикской ССР и 4178 женщин было избрано депутатами местных советов. Как отмечает известный Ташкентский публицист и исследователь Марфуза Тохтаходжаева: - «мы всегда представляли, что узбекские женщины – это обязательно такие забитые. Но уже вначале ХХ века в десятых и двадцатых годах были женщины, которые никогда не носили паранджи. Это были дочери, жены просветителей".
Татары внесли весомый вклад в становлении национального профессионального искусства  Туркестана. Как отмечает М.А.Хамидова в своей статье - «У истоков сценического искусства Узбекистана ХХ века» велико значение наряду с западноевропейским, русским, азербайджанским театрами татарского театра.  Ввиду общности национального быта, он сыграл особую роль не только в зарождении у местного населения интереса к театру европейского образца, но и в самом его становлении, благодаря живому, конкретному участию татарского театра в этом процессе». Первой приехавшей в Ташкент татарской труппой был коллектив режиссёра И.Б Кудашева – Ашказарского. Ею были показаны «Несчастный юноша» и «Жизнь с тремя женами» Г.Камала, а так же «Хозяин приказчик»", «Купля продажа», «Стыд и слезы»  В 1912 – 1913 гг. другая татарская труппа «Сайяр» Г.Кариева показала пьеса Г.Камала «Секреты нашего города», «Банкроты» и ряд других. В 1013 году в Ташкенте была основана постоянная труппа любителей из татарской интеллигенции. А когда стали возникать узбеко – татарские любительские труппы, татарские режиссеры Заки Баязидский и Мустафа Мансуров оказывали практическую помощь в постановке спектаклей. Эти спектакли, несмотря на любительский уровень, волновали содержанием, доступностью сценического языка, искренностью исполнения.
Успех  театрального строительства  в Узбекистане во многом зависел и от участия в этом  процессе, особенно в первых порах татарских женщин не только в качестве первых актрис узбекского театра, но и в качестве воспитателей будущей творческой. В этом плане следует отметить большую роль педагогов кокандского интерната Масума хануи, Разия ханум, Марзия ханум, София ханум, Разия ханум, которые помимо обучения девочек грамоте, правилам Адата и Шариата, прививали им вкус к театру, разучивали с ними небольшие пьески, стихи, русские и татарские песни.  Большой вклад в становлении узбекского театра внесли супруги Исхак и Хаджар Иляловы. Приехали они в Ташкент в 1935 году по приглашении Узбекского академического театра им. Хамзы. И на долгие годы связали свою судьбу с узбекским театром. Была гордостью  Академического театра им. Алишера Новаи Галия Измаилова. Родилась она в1923 году в Томск, в татарской семье. С 1931 года проживала в Ташкенте. В 1935 – 1941 годах училась в Узбекской республиканской балетной школе, после окончания, которой в 1941 году поступила в труппу Узбекского театра оперы и балета в Ташкенте. Была ведущей прима – балериной, исполняла ведущие партии в труппе театра. С 1977 года Галия Измаилова главный балетмейстер Академического театра им. Алишера Новаи. Воспитала десятки талантливых учеников, обучала их секретом танцевального искусства. Она народная артистка Узбекской ССР и Народная артистка СССР.
И в Казахстан, через татар проникло театральное искусство. Еще в 1918 году группа самодеятельных татарских артистов организовала сценические выступления в Петропавловске. Культурно – просветительское общество татар Семипалатинска «Маданият» организовало театральную труппу татар. Там же появилась затем и казахская любительская группа. Татарские самодеятельные группы были организованы также в Кустанае, Атабасаре, Павлодаре, Уральске. В 1919 году приехал в город Верный татарский актер  Х.Уразиков. Он организовал здесь труппу под названием «Театр имени Г.Тукая».  С начала 1920 –х до 1930 х годов в Алма—Ате работали татарский театр рабочий молодежи. В татарских сценических выступлениях делали свои первые шаги на сцене многие будущие казахские знаменитости Куляш Жасымовна Байсеитова, К.Бадыров, К.Кармысов, Ш.Мусин и другие.
Анализируя роль  и значение татарских женщин в культурной жизни Туркестане необходимо подчеркнуть их огромный вклад в распространении грамотности и просвещения женщин востока. Они сыграли большую роль в поднятии уровня образованности женщин, подготавливая их умы для принятия нового образа мышления.

Память о родителях

Хочу оставить краткое свидетельство моей памяти о моих родителях.фото1
Мой папа Шакир Закирович Кашаев был первым ребенком в семье. Родился он в 1906 году в деревне Акбулат Федоровского района Башкортостана.  В детские юношеские годы, как  все крестьянские дети, помогал родителям по хозяйству. Воинскую службу проходил в пограничных войсках, как рассказывал отец,  он служил  в Пянджской заставе в Таджикистане. Вернулся со службы в 1929 году. В эти годы    в деревне начали создавать колхоз. Отец был одним из первых организаторов. В марте 1930 года в нашей деревне  колхоз начал работать. Назвали его  «Беркутле», по имени  речки неподалеку. В колхозе имелось 24 лошади с молодняком, 6 плугов,  2 конных сошниковых сеялки. Председателем был избран мой отец - Шакир Кашаев.фото2
В этом же году отец женился на нашей матери Хабибземал  Юсуповой. Родом она была из деревни Сухой – Изяк Федоровского района. Родилась она в 1911 году. Ее биография ничем не отличается от биографий женщин тех лет. Она была безграмотной, рядовой колхозницей не умела читать и писать. Как и все женщины, она тянула две лямки, работала в колхозе и, вела личное хозяйство. Сколько тяжелых нош пало на ее плечи за долгую трудовую жизнь. Помню, как вечерами я ей читал татарские книги. Как ей нравилась поэма «Юсуф и Зулейха». Мама слушала с таким воодушевлением, с интересом расспрашивала, - мне казалось, ей было обидно, что она не умеет читать эти книги сама.  В семье нас было много десять детей. Я первый.фото6После меня еще девять детей. Мать была награждена орденом  «Мать Героиня». Я часто думаю, как она могла вынести все те беды, нужды, которые выпали на долю нашей матери.
Чувство святой любви к матери я пронес через всю жизнь. Одно прикосновение ласковых маминых рук к моему лицу снимало с  меня усталость и отчаяние. Когда мне жизни бывало трудно, я всегда вспоминал свою маму. До сих пор бережно храню фотографии моих родителей.  Вся ее жизнь, все ее трудная в работах и заботах судьба останется в моей памяти, в моем сердце и в моей душе. Навсегда в моей памяти остались, как мы  в июньские жаркие дни собирали в густой траве душистую землянику. Запомнилась еще такая деталь. Однажды летом я приехал в отпуск к родителям из Душанбе. Мама села рядом со мной и начала гладит мои седые волосы. Я тогда маме сказал, что я ведь уже старый. Она мне ответила, их сынок ты ля меня таким же ребенком, как в детстве. Прошла уже 25 лет, как мама не стала.  Материнские глаза порой смотрят на меня с укором. Я понимаю, что не сделал для нее, что я мог сделать. То, что она потеряла зрения, в этом есть и моя вина. Я не нашел время отвезти ее к опытным специалистам. Всякий раз, когда посещаю могилу мамы на деревенском кладбище, я думаю не только об ее трудной  судьбе.
Хотел бы сказать несколько слов о деде по материнской линии. Дед был из рода Юсуповых, звали его Салим, крестьянин из деревни Сухой Изяк. По архивным данным их дальним предком был Юсуп Кушаев. Женат он был на Гульзифе Абляевой. От этого брака имел пятерых сыновей. Его четвертый сын  Мухаметзян Юсупов является отцом  моего прадеда Шарипа Юсупова. Женат он был на Шамсинисе Аитовой. У него было три сына: Муса, Шарип и Зариф. У моего прадеда Шарипа Юсупова было пять сыновей: Салим, Гарай, Кашаф, Усман и Сабир. Дед мой Салим Юсупов родился в 1875 г. Женат он был дважды. Его первая жена – моя бабушка Амина Усманова была родом из деревни Тятер – Арсланова Стерлибашевского района. Бабушку я не застал, она умерла до моего рождения. Мама рассказывала, что она сорок дней была на летаргическом сне. Когда проснулась первыми ее словами были – «Я вернулась с того света, проживу еще один год. Она через год и умерла. Она оставила деду трех сыновей и четырех дочерей. Вторую жену деда звали Карима. Я бывал у них часто, и дед приезжал к нам. Деда уважал.
Когда наступила война, начались трудные времена. Мужчины ушли на фронт, в колхозе остались только женщины и дети. В самом начале войны отца в армию не взяли – у него была бронь, как у лучшего механизатора, бригада которого должна была давать хлеб государству и армии. Призвали его 26 февраля 1942 года.  Он воевал в дивизии имени Морозова. 7 марта 1943 года он был тяжело ранен осколком авиабомбы в правую ногу. Раненого отца  спасла украинская женщина, она его откопала, он был весь  засыпан землей,  и передала его санитарам. Так мой отец остался жив, долго лежал в госпитале, не мог  ходить. Вот  такого инвалида и привезла домой, сопровождающая его медсестра из города Бийск Алтайского края. Я хорошо помню, как она, обращаясь к маме, спросила: « Мне оставить вашего мужа  с вами или отвезти его в дом инвалидов?». Естественно, мама возмутилась ее вопросу. Через три месяца отец встал на ноги и его избрали председателем колхоза. В 1944 году колхоз  «Актив» получил высокий урожай зерновых и добился хороших успехов в животноводстве. За выдачу зерна нового урожая колхозникам до выполнения нормы хлебозаготовки и сдачи хлеба государству по доносу завистников отца арестовали. Через  месяц его отпустили. После стал работать бригадиром тракторной бригады Федоровской  МТС. Его бригада обслуживала колхоз  «Актив» Выращивали высокий урожай зерна,  высокопроизводительно использовали машино – тракторный парк. Еще помогала другим колхозам. Труд трактористов имел гарантированную оплату, независимо от итогов урожая: по три килограмма зерна, а это составляло  350 килограммов ржи и пшеницы. Мы стали жить лучше и не голодали.
Он был порядочным и честным человеком, славился хлебосольством, был общителен. Всегда радовался гостям. К нам всегда приходило много гостей: дед  по материнской линии, Хисмат джизни – муж тети Кашифы и другие родственники и знакомые. Садились за стол, начинались веселые разговоры. Люди уважали его за  щедрость.  Он был хорошим организатором, в любых спорных ситуациях с людьми находил общий язык. Был требователен к себе и к своим подчиненным, отношения к общественному хозяйству был, как своему собственному. Отец прожил 92 года и до последнего дня обладал ясным умом, прекрасной памятью и был живая энциклопедия. Вспоминая войну, отец рассказывал нам о фронтовых буднях: как недосыпали, мерзли в зимнюю стужу, мокли под осенним дождем. Боюсь засыпать – Все, что было, мне подчас кажется тяжелым кошмарным сном. Война, атаки, бомбежка, пожары. И ты бежишь, спотыкаясь о трупы, или отдыхаешь в окопе. Всякий раз, когда посещаю могилы родителей на деревенской кладбище, я думаю об их трудной судьбе. Мне хочется выразить признательность братьям Анвару, ныне покойному Абузару они были рядом с нашими родителями самые трудные для них время, особенно последние дни их жизни.                                                                                                  
фото3фото4

Память о моем дяде

абдМой дядя Абдулла Закирович Кашаев о котором, я хочу рассказать был родным братом моего отца. Родился он в 1920 году в деревне Акбулат Федоровского района Башкортостана. Его предки были   выходцами из татарского дворянского рода. Но его дед Мурза – Гали Кашаев был крестьянином. Его отец Кашаев Закир (мой дед) 1889 года рождения был женат в два раза. От первой жены Гайши было четверо детей. Дядя Абдулла был младшим ребенком. Мама умерла, когда ему было три года. Оставшись с четырьмя детьми на руках, дед женился во второй раз на Фаизе Насыровой. От нее родились еще 5 детей. Детские годы дяди Абдуллы прошли в той же деревне. Как и все деревенские  ребята помогал родителям в работе, ходил школу, привыкал к колхозной работе.
 До войны он получил хорошее образование. Окончил Оренбургский государственный педагогический институт, а затем Алма – Атинское военное училище. Окончив в мае 1941 года военное училище в чине лейтенанта он прибыл в отпуск в родную деревню. Помню, как мы завидовали ему. Лейтенантские кубики на петлицах, новенький скрипящий ремень на поясе, красивая  подтянутая фигура, всегда улыбчивый и приветливый – таким он мне запомнился. С вестью о войне он собрался в дорогу. В начале 1941 года прибыл в свою воинскую часть. Так случилось, что это дивизия быстро двинулась навстречу врагу, который совершил обходной маневр, и дивизия оказалось в окружении. Моему дяде пришлось до дна испить горечь страданий и мук в немецких лагерях для военнопленных. Как рассказывал он – Ночи были холодные, а пленных держали на голой земле, на пустыре, обнесенным колючей проволокой. Многое чего рассказывал дядя Абдулла о том, как они мучились в концлагерях. Разве все упомнить. Сколько лет прошло. Стёрли годы из памяти многое, но то, что наши отцы и деды спасли мир от фашизма забыть нельзя. Вечная  им память.
В 1945 году он вернулся в свою родную деревню Акбулат. Но через месяц  уехал в Таджикистан, к своему другу, с кем они находились в немецких лагерях. Там устроился на работу с сельской школе учителем математики. В те годы в этом районе первым секретарем райкома партии работал мой будущий тест Абдулин Загид Мухабулович. Через некоторые время его вызвали в районо и сказали: - учитель вы хороший, мы вас ценим, но есть указание, чтобы всех бывших военнопленных от учительский работы отстранить. Тогда дядя Абдулла обратился к Загиду Мухабуловичу. Принял он его хорошо. При всем  уважении к вам мы оставлять вас учителем не можем, но мы предлагаем вам другую работу – налоговым агентом райфо. Так профессию учителя ему пришлось поменять на профессию налог сборщика. абд1
Таджикистан стал для него второй малой родиной. Здесь он женился, здесь родились его дети и появились новые друзья. Много лет добросовестно проработал в системе книжной торговли – заведующим магазином, управляющим базы.  За свой долголетний труд  в этой системе, высокие показатели он неоднократно был отмечен местными знаками отличия.
В 70 году жизни дядя Абдулла неизлечимо заболел раком, а еще бы и жить и жить. Я часто вспоминаю, как же ему было физически трудно, недуг, очень мучил его. Но при всем тем он старался держаться, как – то глушил в себе боль. Только теперь понимаю, чего это все ему стоило. Он боролся – не  сдавался. Как воин на поле боя. Он ушел из жизни в 1989 году, Похоронили мы его в городе Душанбе. Он  оставил после себя  трех сыновей и дочь. К сожалению, сыновья Ринат и Ришат ушли из жизни рано, сын Фарит и дочь Гульчира ныне проживают в городе Сызрани Самарской области.
Дядя Абдулла сыграл большую роль в моей жизни. Это он помог мне уехать из деревни, закончить техникум. Хочу выразить благодарность его супруге Кабире женги за заботливое отношение ко мне, когда мне было трудно, она всегда помогала мне.  Дядя Абдулла был большой и светлой души человек, общительный по натуре, умел находить со всеми общий язык. Для него было совершенно естественным просто помогать своим родственникам, делать для них приятное. Каждому из родственников есть, что вспомнить о нем.
Умел дорожить настоящей дружбы, был очень гостеприимным, хлебосольным хозяином, любил гостей, гостей было немало – бывшие фронтовые друзья, сослуживцы и родственники. Сам сидел в центре стола, щедро наливал вино. Любил веселые песни, смешные рассказы. Вот таким я его помню и часто вспоминаю.

Дворяне Бикчурины

     В интернете идет дискуссия между башкирскими и татарскими исследователями об этнической принадлежности дворян Бекчуриных. Некоторые башкирские товарищи считают, что Бекчурины по национальности башкиры. Татарские исследователи считают, что их предками были татары.
      Я много лет занимаюсь изучением истории татарских дворян. Не раз бывал в Российском государственном архиве  (РГИА) в Санкт-Петербурге и Российском государственном архиве древних актов (РГАДА). Изучая архивные материалы, я обнаружил, что Бекчурины ведут свое происхождение из ногайских татар. Их родоначальником является ногайский посол Бекчура. Он был доверенным лицом Исмаила бея, являлся его послом в Москве. В посольской книге по связи России с Ногайской Ордой имеются записи о приезде ногайского посла  Бекчуры от князя Исмаила в Москву в 1551 1558, 1560 годах. В  1551 г. упоминается просьба Исмаила бея разрешить его представителю Бекчуре купить своим женам по «дерке немецкой полоняков». (Фонд 127, Дело 3, формат 4, Размер 164). Его сын Бекчурин Исень-Гильдей был гонец из Ногайской Орды. Исмаил бей являлся одной из ведущих политических фигур  в 16 веке, возглавлял Большую Ногайскую Орду. В 1538 – 1545 гг. он был ногайским наместником Башкирии.       В посольских делах имеются сведения о выезде ногайских родов на русскую службу. Многие из них приняли православную веру, стали известными людьми в России. Видимо, предки Бекчуриных оказались на службе у русских царей.
Ближайшим родоначальником дворян Бекчуриных является Мендияр Михайлович Бекчурин. В архивных документах (Фонд 1342, Опись 17 ч.1, Дело 2190, 1868 г. РГИА) сообщается, что он 1739 года рождения, в воинскую службу поступил из солдатских детей, был переводчиком. В одном из документов за подписью императрицы Екатерины 2 сказано, что Мендияр  Бекчурин «за оказанные к службе ревность из губернских переводчиков пожалован в коллежского регистратора. В дальнейшем он получает чины титулярного советника (1781г.), коллежского асессора (1783 г.) и надворного советника (1787 г). Мендияр Бекчурин дослужился до чина коллежского советника, что дало ему возможность на потомственное дворянство. В 1790 году Мендияр Михайлович Бекчурин и его род были внесены в 3 ю часть дворянской родословной книги Уфимской губернии. В архивных материалах говорится, что женат он был на татарских дочерях Хабибземал Аптеевой и Халиме Юнковой. У них было четыре сына Александр, Исмаил, Мухамматгарай, Серазетдин две дочери Софья и Татьяна.
Из архивных материалов видно, что Мендияр Михайлович является родным дядей известного просветителя демократа 19 века Мирсалиха Мирсалимовича Бекчурина. Отец его Мирсалим Бекчурин был родным братом Мендияра Михайловича. Мирсалих Бекчурин на имя императора Александра Николаевича пишет:  «Родной дядя мой, надворный советник Мендияр Михайлович Бекчурин, умерший в чине коллежского советника в 1821 году значился дворяниным Уфимской губернии и был внесен он и род  его в Уфимскую родословную книгу в 1790 г.». Мирсалих состоял переводчиком при командующем войсками Оренбургского военного  округа Н.А Крыжановского. В записке, направленную в Министерство внутренних дел генерал, предлагая на должность муфтия Мирсалиха Бекчуприна  пишет:  «Живущий в Оренбурге отставной статский советник Бекчурин Мирсалих родом из Касимовских татар, был учителем восточных языков, знает арабский, персидский, турецкий и татарский». Мирсалих поддерживал со своими родственниками близкие отношения. Он оказал содействие внуку Мендияра Бекчурину Шаингараю Мухаметгареевичу при причислении его дворянскому роду. 20 ноября 1878 года Шаингарай пишет Мирсалиху Бекчурину: «Дорогой мой дядя! Уфимское Депутатское собрание на основании представленных Вами документов на дворянское достоинство по определению своему от 11 ноября 1877 г. внесло меня в третью часть родословной книги Уфимской губернии и высочайше выдало мне свидетельство от 12 ноября того же года за номером 661».Выходить дворяне Бекчурины являются выходцами из ногайских татар.

Имея за плечами 80 лет прожитых лет, решил вспомнить некоторые моменты своей  жизни, тем более они общие для многих людей нашего поколения, поколения  ХХ века.каш2

    Первые 17 лет жизни я провел в кругу своей большой семьи в деревне Акбулат Федоровского района Башкортостана. Здесь, с крестьянского труда, началась моя трудовая биография. Вместе со всеми пережил тяготы войны, голод, разруху, потерю близких. Это были самые трудные годы моей  жизни.

Когда я волею судьбы в 1949 году оказался в Таджикистане, не думал, что на 60 лет свяжу свою судьбу с этим прекрасным краем, ставшим для меня второй родиной. Когда я приехал в Таджикистан поступил в ФЗУ города Душанбе, получил специальность электромонтера. Самому теперь не верится, что в 18 лет я уже работал заведующим гидроэлектростанцией. До сих пор бережно храню копию приказа Министерства коммунального хозяйства Таджикской ССР от 5 августа 1950 года: «Кашаева  Ш.Ш., окончившего школу ФЗУ, назначить заведующим  Калай –Хумбской гидроэлектростанцией с окладом согласно штатного расписания».

    В 1951 году был призван в ряды Советской армии. Службу проходил в авиационных войсках. Учился в школе авиационных механиков, затем служил механиком  в Армавирском военном авиационном училище. Уволился, отслужив 4 года, и стал студентом Душанбинского техникума ирригации и механизации сельского хозяйства. Здесь я активно взялся за общественную работу, был старостой группы, членом бюро ВЛКСМ техникума. После окончания техникума стал работать техником в проектно-изыскательском институте Таджикгипроводхоз. Мы проводили изыскательские работы по строительству оросительных каналов. Работа была интересная, зарабатывали хорошо.

В 1961 году, по рекомендации  ЦК ЛКСМ Таджикистана, я перешел работать в профсоюзные органы. Работал инструктором республиканского комитета профсоюза работников торговли и потребкооперации. Бесценные знания и навыки, которые пригодились мне в дальнейшем, я получил в Московской вышей заочной школе ВЦСПС, где проучился с 1963 по 1968 год и получил специальность экономиста по труду. Школа славилась прекрасным преподавательским составом, нами занимались известные профессора. Во время учёбы я получил предложение перейти на работу в Таджикский  республиканский совет профсоюзов на должность инструктора отдела производственной работы и заработной платы. Приходилось учиться всему на ходу у коллег. Мой сосед по комнате Владимир Васильевич Мордовин имел большой опыт и был старше меня по возрасту. Он поддерживал и направлял меня как старший товарищ, и я вспоминаю его с большой теплотой. Мне это живая работа с людьми была интересна, захотелось окунуться в практические дела. Скажу, не хвастаясь, что работал я с полной отдачей, мне хотелось как можно больше сделать важного и полезного для членов профсоюзов.  Меня заметили и в 1967 году утвердили заведующим   этого   отдела. И это время стало самым плодородным в моей профсоюзной судьбе.

  В своей детальности отдел охватывал широкий круг вопросов, важных для членов профсоюзов. Но, главным направлением в работе  отдела была защита интересов человека труда. Мы осуществляли контроль над выполнением трудового законодательства, применением действующих систем оплаты труда, расходованием поощрительных фондов, оказывали юридическую помощь членам профсоюзов. Одной из основных задач отдела было оказание помощи профсоюзным комитетам - в повышении  роли социалистического соревнования, в осуществлении контроля за выполнением коллективных договоров, в реализации закона о трудовых коллективах и вовлечении трудящихся в управлении производством. Тогда профсоюзы с честью защищали интересы трудящихся, контролировали, чтобы не было несправедливых увольнений, понижений зарплаты. Кстати, уволить тогда рабочего было практически невозможно. Как бы ни критиковали профсоюзы тех времен, мы своего добивались. Например, только в 1987-1988 гг. мы добились выплаты 273 тысячи рублей зарплаты, незаконно удержанной с трудящихся, восстановили на работе 215 рабочих и служащих, 153 семьи получили квартиры только после вмешательства профсоюзов, 315 человек были восстановлены в очереди на получения жилья. Работники отдела постоянно выезжали на места для проверки и оказания практической помощи. Мы искали и старались пропагандировать лучший опыт работы профкомов. Важное место занимали наши комплексные целевые проверки соблюдения законодательства о труде в министерствах, ведомствах, которые позволяли своевременно выявлять и устранять имеющиеся нарушения трудовых прав и интересов членов профсоюзов. Работники отдела отдавали много времени, чтобы присутствовать на местах не только в порядке контроля, но и оказании помощи первичным профсоюзным организациям.  Много раз выступал на страницах республиканских газет, печатал статьи по вопросам защиты интересов простых людей, по проблемам профсоюзной жизни.

На 15 съезде профсоюзов Таджикистана в 1987 году, я был избран секретарем Таджикского республиканского  совета профсоюзов. Непосредственно руководил работой отделов производственной работы и заработной платы, правовой работы и жилищно-бытовой работы.

   Всю свою жизнь я провел среди людей. Был свидетелем многих событий, эпизодов. Работа в профсоюзных органах дало мне возможность познакомиться с жизнью простых граждан. Жизнь профсоюзного работника сталкивала меня с сотнями людей различных профессий.  В годы работы в профсоюзных органах оставили добрый след в моем сердце.  В  Советское время профсоюзы являлись выразителями мнений и защитниками интересов трудящихся перед властями и администрацией предприятий. Могу сказать, что в те годы мы с честью выполняли возложенные на нас членами профсоюзов обязанности.

В конце 20 века пронеслись холодные ветры перемен. Могучий и нерушимый Союз распался. В сентябре 1991 года Таджикистан приобрел государственную независимость. Жаль, что нет Советского Союза.  Как бы мы сегодня ни относились к Советскому периоду,  он оказал свое колоссальное воздействие на судьбу нашей страны. В эти годы Таджикистан сделал значительный шаг в экономическом и культурном развитии. Улучшилось материальное положение народа, в короткие сроки была создана  современная инфраструктура науки и культуры. Была ликвидирована неграмотность, формировалась интеллигенция. Тысячи инженеров, врачей, учителей - выходцы из республик бывшего союза, приехали в Таджикистан и внесли свой вклад, свои таланты, знания во благо Таджикистана. Да, Советская жизнь ушла. Ушла во многом не от разумного выбора. Стыдно, что мы ее перечеркнули и оттолкнули. А ведь Советская система в социальном плане была надежная. Она давала высокую степень защищенности. Развал Советского Союза отбросил экономику Таджикистана на десятки лет назад, что в свою очередь привело к закрытию многих заводов,  предприятий сельскохозяйственного производства, к образованию армии безработных, превращению таджиков в гастарбайтеры.

 В условиях перехода на рыночную систему действующие  социальные гарантии оказались под угрозой. Нам пришлось заново осмыслить роль и задачи профсоюзов в условиях рынка, определять механизмы реализации функции профсоюзов в значительно усложнившихся условиях. В конце января 1991 года прошел 15 съезд профсоюзов Таджикистана. Съезд принял новый устав профсоюзов республики. Совет профсоюзов был переименован в Совет Федерации профсоюзов Таджикистана. Председателям  Совета Федерации был избран М. Салихов, а я его  заместителем.  Это было непростое время исканий, а время создания новых профсоюзов, новой федерации, которая смогла бы в противоречивых условиях труда и капитала найти свое законное место как  социальный защитник работника. В соответствии с решениями съезда  профсоюзы Таджикистана работники профсоюзов должны были пересмотреть свои задачи и функции по защите прав трудящихся.   Предстояло пройти путь, с которым мы  еще не были знакомы. Мы первыми испытали на себя все «прелести» рынка по выстраиванию совершенно новой системы трудовых отношений с новыми для нас понятиями «работодатель» и «работник». Были  и непонимание, несогласие  реформ. Но все это мы преодолели.  Могу заявить, что в целом Федерация профсоюзов Таджикистана справилась со всеми своими задачами.

 Самое главное мы добились принятия законов, обеспечивающих социальную защиту населения, в первую очередь: «О социальном партнерстве, соглашениях и коллективных договорах»,  12 марта 1992 года парламентом республики Таджикистан был принят Закон республики Таджикистан «О профессиональных союзах, правах и гарантиях их деятельности». И я очень рад, что мне довелось быть участником заседаний Маджилиси Оли республики Таджикистан, на которых были приняты эти законы. Скажу, не хвастаясь, что проекты этих законов были разработаны под моим личным участием.

  В рамках социального партнерства мы  с правительством и объединением работодателей с 1992 года начали заключать генеральные соглашения. На основе генеральных соглашений стали заключатся соответствующие отраслевые и региональные соглашения и новые коллективные договоры в трудовых коллективах. Мы конечно понимали, что принятием  всех этих документов социально-экономическую ситуации в республике не изменить, но благодаря им возрастет возможность профсоюзов более активно влиять на решение этих проблем. Состоявшиеся в мае 1996 года 16 съезд профсоюзов Таджикистана подвел итоги работы Федерации профсоюзов за период 1991-1996 годов и определил задачи профсоюзов в области социально-экономической защиты трудящихся и принял Программу действий на ближайшие годы.   Здесь я лишь коротко рассказал о тех мерах, которые  нами были реализованы в 1991- 1996 гг. Однако даже такая сжатая информация позволят судить о значительном объеме работы, выполненной нами, в те трудные годы.

  Течет река времени. Далеко остались события, участниками и свидетелями которых мы были. Это был самый трудный период в жизни людей моего поколения. Прошло уже 20 лет, многое в мире изменилось. Но из памяти не изгладились воспоминания того периода, занимающего важное место в моей жизни. Конечно, грустно. Потому, что там остались мои друзья, основная часть моей жизни. Мне хочется приехать в Душанбе, пройтись по его улицам, встретиться со своими бывшими коллегами, друзьями. Многих с кем  мы работали, уже нет с нами. Другие  давно на заслуженном отдыхе в других странах. Я благодарен судьбе, что мне  довелось работать со многими замечательными людьми.

С большой теплотой вспоминаю председателя Таджиксовпрофа Аюба Хайдаровича Хайдарова, с которым мы проработали более 20 лет. Он был чутким и внимательным человеком. Его отличали порядочность, теплота человеческого общения, готовность улучшить положения каждого, кто к нему обращался. Спасибо М. Курбановой за ее прекрасную статью об этом замечательном человеке. Я хочу выразить сердечную благодарность Абдурахману  Додобаевичу Додобаеву моему бывшему руководителю. Именно по его рекомендации я был выдвинут заместителем председателя Таджикского республиканского совета профсоюзов. Как председатель Таджиксовпрофа он проработал всего два года, но успел много сделать. Особенно вкладом в улучшении санаторно-курортного обслуживания населения республики. Умение руководить такой разносторонней организацией Абурахману Дадабаевичу помогли опыт работы секретарем ЦК Компартии Таджикистана. Люди, знавшие его близко и те, которые работали под его руководством, никогда не забудут этого замечательного человека. С большой благодарностью хочу назвать и Василия Зосимовича Константинова, долгие годы работавшего заместителем председателя Таджиксовпрофа. Он очень много сделал для развития профсоюзного движения в Таджикистане. С душевной теплотой вспоминаю своих коллег  Салихова Муродали   Салиховича, Аблогина Владимира Дмитриевича, Ахмедову Розу Рахматуллаевну, Бабаджанова Абдужамиля Абдукадыровича, Каримова Карчи Мирзоевича, Наимову Веру Романовну, Назимову Флору Юлдашевну, Абдусамадову Валентину Ивановну, Давлятову Людмилу Ильиничну и многих других.

   Сейчас живу далеко от Таджикистана, но постоянно интересуюсь делами в республике. Радуюсь успехам, сопереживаю  трудностям. В день своего 80-летия, которое отметил недавно, с душевной теплотой вспоминаю, прожитые годы в Таджикистане, цветущие сады, бескрайние хлопковые поля, речки, приятно журчащие по камням, сельские дома, окруженные виноградниками. Все дальше уходят годы нашей активной работы. Мы жили для людей, работали для них в полную силу, не зная отдыха. В те годы у всех был один главный интерес - как можно больше сделать для людей, создать для них условия для хорошей жизни. Да, наше поколение трудилось в советское время. Но вот когда огульно ругают все «советское», извращая правду, поверьте, нам ветеранам до глубины души обидно. Живем в иное время, многое переосмысливается, и очень важно, чтобы это переосмысление не стало искажением. И даже в негативных явлениях мы можем найти для себя много поучительного.

Я  бесконечно благодарен Таджикистану, которому отдал около 50 лет своей трудовой жизни и который сформировал меня как человека, специалиста и профсоюзного работника. Сегодня стало модно скептически воспринимать прежние времена, однако следует признать, что фундамент всего того, на чем пока держится современный Таджикистан, был построен в советское времена и свою долю в строительстве этого фундамента внесли и профсоюзные работники Таджикистана. И очень хотелось бы надеется, что нынешняя молодежь, да и кто по старше, будут правильно оценивать эти времена и дорожить тем, что создано трудом старших поколений, всех предшественников.

                                                                                                                                            ШАКУР КАШАЕВ  

Сто двадцать три года назад в России появилась первая тюркоязычная газета «Терджиман»- «Переводчик». Издавалась  она по инициативе, на средства и под редакцией выдающегося общественно - политического деятеля, педагога-реформатора Исмаила Гаспринского в городе Симферополе на крымско-татарском и русском языках еженедельно, а затем ежедневно. Просуществовала до 1918 года. За это время ее тираж вырос с 320 экземпляров до 50 тыс. экземпляров. Газета пользовалась популярностью и среди мусульман Урала-Поволжья. Большую помощь и очень дельными советами оказал татарский писатель, историк и мыслитель Шигабуддин Марджани, а также золотопромышленники братья Закир и Шакир Ремиевы. В издании газеты активно участвовали и родственники его жены - Зухры, известные фабриканты в России Акчурины. Зухра, дочь Асфандияра Акчурина была незаменимой помощницей мужа в подготовке номеров. Газету читали в Китае, Турции, Иране, Египте, других странах, де проживали тюркские народы. Более 20 лет вплоть до 1905 года «Терджиман» был единственным общемусульманским печатным органам, оказавшим огромное влияние на всех тюрков России и Туркестана. На ее страницах освещались различные сферы из жизни мусульманского мира Российской империи и стран зарубежного востока, затрагивались проблемы совместного существования в одном государстве людей различных национальностей и вероисповедовании, их экономических, политических и культурных связей.

  Газета была для И. Гаспринского рупором для призыва христиан и мусульман России к объединению, крепкому сплочению перед лицом Запада, которому выгодно было разъединить народы России, тем самым, ослабляя ее. В № 29 за 1905 год она писала: Могущий, кипучий Запад с его миллиардами и широкими знаниями, пробуждающийся языческий Восток с его несчетным населением могут сдавить нас, как тиски, если мы не поторопимся, как следует сплотиться, просветиться и развить во всю ширь работоспособность и производительность.

Мусульмане посредством «Терджиман» знакомились друг с другом, узнавали о событиях, происходящих в мире. Газета особенно много писала о проблемах просвещения мусульман, реформирования системы образования. Она добивалась замены устаревших религиозных школ национальными светскими. Идеи И.Гаспринского о реформе мусульманских духовных  учебных заведений нашли широкий резонанс в джадидизме. Газета выступала за издание периодически на родном языке, за открытие культурно-просветительных учреждений. Например, 18 февраля 1886 года она писала: «в Соединённых Штатах Америки одна газета приходится на пять тысяч населения, в Англии одна газета на одиннадцать тысяч человек, в России на сто тысяч душ. Считая всех мусульман России в десять миллионов, мы видим, что одна газета приходился на пять миллионов человек. Немного. Если бы мы были столь же грамотные, как англичане, любили  чтение, как они, то в Крыму должно было бы существовать до 15 мусульманских изданий». С этой газетой тесно сотрудничал и известный башкирский просветитель Мухаметсалим Уметбаев. Вот отрывок из его статьи, опубликованной 10 июня 1884 года: «В 14 номере «Переводчика» мы с удовольствуем  прочли статью и корреспонденцию из Стерлитамака по поводу предстоящего столетия со дня открытия Оренбургского Духовного собрания и ознаменовании этого юбилея открытием медресе с преподаванием на татарском языке элементарных наук одновременно с арабским богословием. Просвещенные мусульмане Уфы. Петербурга обсуждают ныне проект учреждения благотворительного общества с целью развития просвещения. Такое общество может оказать большую услугу в учебе в медресе».

  Газета была проводником европейской культуры среди мусульман. Она боролась за демократические основы Российского государства, против посягательства на национальные особенности, культурную самобытность, родной язык и религию, входящих в состав империи народов. В своих страницах газета критиковала русификаторскую политику царских чиновников. В своих материалах газета освещала и проблемы повышения грамотности татарских купцов и фабрикантов. 23 сентября 1883 года она писала: «Между нами немало купцов, людей деятельных и толковых, но нет у них большего дела, не умеют они образовать товарищество и компании, чтобы вести большое, широкое дело. Надо их детям учиться, хорошо…узнать, что есть на свете, что и как делается, чем и как торгуют, как ведут дела другие народы, как образуют компании и прочную торговлю, которая идет из рода в род несколько столетий. Для этого надо учиться. Есть на то особые науки и коммерческие училища».

Прошли годы, но мы помним имена тех, кто всей силой своего ума, таланта боролись за национально – культурное возрождение татар, путем развития образования, просвещения, национальной культуры, родного языка и достижения реального равенства с русскими. Их труды не пропали даром. Сегодня татары в России представлены на всех ступенях иерархической, научной, культурной, социальной лестницы, активно участвуют в общественно - политической жизни страны. Среди татар немало выдающихся ученых. Бизнесменов, врачей, учителей, инженеров, других профессий умственного и физического труда. Словом, сбылась мечта Гаспринского и других наших просветителей видеть тюрко-мусульман свободными и образованными. Богатое идейное наследие выдающихся реформаторов тех лет несет сегодня огромную живительную силу и значимость для народов, вставших на путь национального возрождения прогресса. Память обязывает нас, как бы тяжел не был путь наших дедов к грамоте, просвещению, чтобы мы продолжали их дела, были поистине культурными, воспитанными, с высоким разумом и сердцем людьми.

                             ШАКУР КАШАЕВ    Газета  «Татарский мир» № 9  2006 г.

                                                          ГОДЫ ОТРОЧЕСТВА Я ЗАПОМНИЛ….

Я хорошо помню начало войны. Хотя мне было всего девять лет, его горькие эпизоды навечно врезались в мою память.

   Первую партию мужчин, призванных в Красную Армию, если не ошибаюсь, провожали в Федоровку на пятый день войны. Люди прощались на разных языках, а плакали все одинаково, так, будто навечно теряли своих родственников, отцов, мужей. Сразу же ушли на фронт мои односельчане Амин Акчурин, Минниахмат Бакиев, Раматулла Вахитов, Нурггалей Рафиков, Гаязетдин Сайфуллин.  В последующие тревожные дни один за другим попрощались с односельчанами и мои самые близкие и любимые люди. Помню, как мы завидовали Абдулле Кашаеву, младшему брату моего отца. Он окончил Алма-Атинское военное училище. Лейтенантские кубики на петлицах, новенький скрипящий ремень на поясе, красивая подтянутая фигура, всегда улыбчивый, приветливый и ласковый - таким он мне запомнился. С вестью войны он собрался в дорогу. В начале июля прибыл в свою воинскую часть. Так случилось, что это дивизия быстро пошла на встречу врагу, который обошел ее и окружил. Моему дяде пришлось до дна испить горечь страданий и мук, немецких лагерях для военнопленных.

Задумываюсь и над рассказом старшей сестры моей мамы - тети Халимы из деревни Каралачик. Ее муж, Нагим Абдуллин, на прощанье сказал: Халима, чувствую, мы с тобой больше не увидимся. Прощай, береги детей». Как она жила с этим…Прах ее мужа лежит в Тосненском районе Ленинградской области с 27 апреля 1942 года. Вот так беспощадно и навсегда разрывала война тонкие межчеловеческие связи. Не суждено было возвратиться с войны трем братьям моей мамы- Юсуповым из Сухой- Изяка: у старшего Муллагалея остались четверо детей, Нургали похоронен в Белоруссии, Нургаиз пропал без вести.

    В списке погибших и пропавших без вести только акбулатских- 45 фамилий. Среди них восьмеро из рода Кашаевых, шестеро- Бикбаевых, пятеро - Бакиевых и пятеро-Рафиковых. Зайнулла бабай Бикбаев потерял обоих сыновей- Гайнулла и Зинатулла. Пропали без вести. Не вернулись в семью Бакиевых отец Загидулла и сын Гирфан. Тимергали Кашаев погиб в Германии в г. Фюрстенберг буквально накануне окончания войны. На полях сражений остались половина из тех акбулатовских мужчин, юношей, которых провожали мы на войну. Чудом остался в живых и мой отец Шакир Кашаев. Он работал бригадиром тракторной бригады в МТС. У него была «бронь». Но вскоре его привали, и в начале 1942 года начал сражаться на фронте. В 1943 году при обороне Харькова его тяжело ранило. Спасла украинская женщина, иначе и он остался бы на чужбине. Отец  долго лечился в госпитале. Из г. Бийска Алтайского края его беспомощного как дитя, привезла к нам домой одна женщина, сопровождавшая его всю дорогу.. Отец с благодарностью вспоминал этих спасительниц и считал себя вечным их должником, однажды открыл свою душу, свою боль:  «Боюсь иногда засыпать. Все, что было там со мной, подчас кажется кошмарным сном - бомбежки, пожары, а я бегу в атаку, спотыкаясь о трупы, то мерзну в окопе».

А сколько времени не давали покоя бывшим фронтовикам воспоминания, подобные тем, о которых мне говорил отец? Да мужчины - фронтовики не давали чувствам волю, старались промолчать, чем отвечать на вопросы-боялись передавать слушателю чувства, испытанные в минуты опасности и пребывания между жизнью и смертью. Они щадили нас женщин. В этом еще раз проявлялось их мужество. Они легенда. Помню, как мама ждала писем от отца. Почтальон для нас был раз носителем хороших и тяжелых вестей. Если в его руке треугольник-мама буквально летела к нему.

     Я склоняю голову перед светлой памятью все, кто отдал жизнь за нашу  Родину на полях сражений, кому выпала судьба вернуться победителем, но не дожил до этого юбилея, перед бабушками и матерями, отдавшими фронту все для победы и ради своих внуков и детей.

                           ШАКУР КАШАЕВ     Газета   «К ПОБЕДЕ» 5 мая  2005 г.

Память о моей бабушке.

 В этом небольшом рассказе я, ее внучка, решила вспомнить, и по-своему, увековечить дорогого мне человека - мою бабушку. Бабушка моя Сарвар Атнагуловна Габусова - Абдулина родилась в октябре 1909 года в селе Татарский Выселек  Тальятинского района Самарской области в крестьянской  семье.  Она была дочерью состоятельных людей. Ее бабушка была образованной женщиной. Она делала все, чтобы ее внучка Сарвар получила хорошее светское образование. Но судьба распорядилась по-другому. Осуществлять мечту бабушки ей пришлось самостоятельно. Страшная засуха 1921 года, когда голод косил целыми семьями,  умерли и  ее родители и бабушка, в живых осталась только маленькая Сарвар. Ее отдают Самарский детский дом, где жила и воспитывалась до 1922 года. С 1922 г. по 1928 г. она училась в Самарском Татаро-башкирском  педагогическом техникуме, после окончания, которого была направлена учительницы школы в село Сабакаева. В деревне ее встретили доброжелательно, оказывали заботу, внимание и помощь, а потом перевели в деревню Абдулова. В 1928 году случился в ее жизни поворот. В  городе Бузулуке она знакомится с комсомольским работником Загидом  Абдулиным (Абдуловым) и они полюбили друг друга и до конца своих дней жили, душа в душу. В 1929 году у них родился сын Фен, ставший в последствии  одним из известных авиастроителей Советского Союза. В этом же году ее мужа Загида Абдулина направляют на работу в Среднюю Азию - Туркмению. В Ташаузском районе грамотных специалистов не хватало. Какие только обязанности не довелось выполнять здесь молодым супругам в райкоме партии трудные годы становления Советской власти. В своих воспоминаниях бабушка пишет: «Мы проводили активную работу по созданию сети школ ликбеза, женских клубов, детских садов, яслей, привлечению женщин местной национальности к производственной и общественной работе».  В Ташаузе она еще работала преподавательницей педтехникума. В 1933 году здесь родилась моя мама -  Лилия  Загидовна  Кашаева. В своем дневнике бабушка пишет: «Дорогая доченька наша Лилия. Ты родилась в трудные годы. Много болела, мы с папой ночами сидели у твоей кроватки. Но ты все это преодолела, хорошо училась. Среднюю школу окончила золотой медалью, с отличием  окончила медицинский институт. Мы с папой гордимся тобой. В 1933 году деда - Загида Мухабуловича направили на учебу в Ленинградский сельскохозяйственный университет. Бабушка с двумя детьми остается жить в Ташаузе. Как рассказывала она, было тяжело. В 1934 году она  с детьми уезжает в к дедушке в Ленинград.  В  своих воспоминаниях  бабушка пишет: «Мы оказались в тяжелых условиях.  Жить в Ленинграде было нигде.  Для нас  муж нашел угол в селе Пушкино, где мы временно устроились. Положение было тяжелое. Дедушкиных студенческих средств не  хватало платить за угол. В учебной части университета, куда обратился дедушка,  ему ответили: « Можете уехать, у нас  семейным общежитие не предоставляется». Дедушка вынужден был, обратится С.М.Кирову, первому секретарю Ленинградского обкома партии. Благодаря его помощи в общежитие выделили комнату, где они прожили до 1937 года. Как пишет  бабуля -  «Мы знали, что знания нужны не только как подспорье в службе и не потому  даже, что дарят человеку множество интересных сведений, что благодаря знанием человек, если захочет, может лучше, достойно прожить свою жизнь». Дедушка и бабушка постарались получить и дать своим детям и внукам хорошее образование. Бабушка моя  поступает и учится  в Ленинградском педагогическом институте им. Крупской. Когда по радио сообщили о злодейском убийстве С.М.Кирова, как пишет бабуля,  дед чуть не потерял сознание, и мы долго плакали. Никогда не выйдет из нашей памяти его человеческая помощь нашей семье и тысячи другим. После окончания университета в 1937 г. дедушку направили в Таджикистан. У них начался новый этап в жизни. Бабушка в своих воспоминаниях отмечает: «Весной 1937 года мы приехали в город Канибадам. Встретили нас хорошо, дали квартиру, мужа моего Загида Мухабуловича назначили  Директором школы по повышению квалификации председателей колхозов, через год он стал вторым секретарем горкома партии», меня назначили преподавателем  истории педтехникума города Канибадама». В начале 1939 года по рекомендации ЦК Компартии Таджикистана деда избирает первым секретарем Аштского райкома партии, они переезжают в кишлак Шайдан. Здесь начинается партийная работа моей бабушки. С 1939 по 1954 годы она работала  заведующим отделами пропаганды и агитации Аштского, Пролетарского, Мургабского, Ордоникидзеабадского райкомов партии, Канибадамского и Кулябского горкомов партии.

Как пишет бабушка в своих воспоминаниях - «Мы познали горести, тяготы и лишения. Мы хорошо знали, за что боремся. После революция все нации и народы получили равные права. Шло бурное становление, развитие национальных культур, ранее в царской России, находившихся в неравном, угнетенном состоянии. Я рада, что я находилась в первых рядах в этой борьбе».

  Моя бабушка всю жизнь работала, трудилась на благо государства. Она стремилась делать все для народа. Я с гордостью рассказываю о ее заслугах, о том, сколько пользы она принесла Советской стране. Вызовет особое уважение в делах моей бабушки то, что она оказала большую помощь девчонкам- таджичкам, узбечкам получить высшее образование. Она прилагала много усилий, для того, чтобы их родители отпускали своих дочерей на учебу в высшие учебные заведения. Она гордилась, тем, что многие из этих девушек стали учителями, врачами и работали в партийных  и советских органах. Да, тогда это было нелегко, но она сумела   найти общий язык с их родителями. Дедушка и бабушка, безусловно, оставили след в истории Таджикистана. По отзывам всех знавших их они проявили себя с самой  лучшей стороны. В 1963 году бабушка вышла на пенсию и до конца, а жизни проживала в городе Душанбе. Ратный труд моей бабушки были высоко оценены государством. Она была награждена орденами «Трудового Красного Знамени», «Знак Почета» и множеством медалей. Где бы я ни была, я всегда буду помнить добрые слова, полезные наказы моей бабушки Сарвар. Бабушка учила и наказывала нас, меня и мою сестру Диляру, чтобы мы учились хорошо, ни от кого не завесили материально, рассказывала, как тяжело женщине быть неграмотной. Бабушка много читала, Одну книгу за другой. Что она читала? Это были политические книги. Ей особенно нравилось читать художественную литературу, произведения татарских писателей. Она очень любила стихи Г.Тукая. Многие из этих книг сохранились в нашей домашней библиотеке. После смерти деда, я много времени провела с ней. Она   оказала на меня большое влияние, многие ее черты и характера я вижу в себе.  Умерла бабушка в 1995 году на 86 году жизни. Похоронили мы ее рядом с дедушкой.  Сейчас, когда смотрю на ее фотографии я вижу ее простое лицо, с задумчивыми глазами. Но вместе с тем это лицо, мне кажется, излучает тепло и обаяние.

                                                                                    Эльвира Кашаева